Козырем Украины в Партнерстве усиленных возможностей НАТО мог бы стать фокус на Черноморской безопасности – эксперт

Козырем Украины в Партнёрстве усиленных возможностей НАТО мог бы стать фокус на Черноморской безопасности – эксперт

После того как Украины присоединилась к программе НАТО «Партнерство усиленных возможностей» (ПУВ) в июне этого года, в Киев заинтересованы в максимальном использовании ПУВ, чтобы приблизить членство в НАТО. Но каким будет дальнейший диалог с Альянсом, разбиралась директор Центра «Новая Европа» Алена Гетьманчук в статье для ZN.UA.

Об этом сообщает Слон

Автор отмечает, что украинское правительство после получения ПУВ приводило красноречивый перечень потенциальных возможностей, которые открывает программа: от участия в планировании операций Альянса до углубленного обмена разведданными.

«Но эти возможности не предоставляются Украине автоматически. Если использовать аналогию между ПУВ и «золотой картой», как это любят делать шведы, то владелец этой карты должен самостоятельно позаботиться, во-первых, о довольно сложном процессе её активизации по линии НАТО, а во-вторых, о её наполнении. Для этого с украинской стороны должно быть чёткое понимание наших приоритетов и активное их лоббирование среди партнёров из Альянса», — пишет Гетьманчук.

Эксперт добавила, что консультации о том, каким образом Украина намерена использовать ПУВ, лишь планируются, а дата пока неизвестна.

Позитивом Гетьманчук называет то, что в начале июля руководитель военного комитета НАТО Стюарт Пич получил письмо от главнокомандующего ВСУ генерала Хомчака с предложениями по приоритетным сферам практического наполнения ПУВ, которые интересуют Украину.

«Визитной карточкой Украины как участницы ПУВ мог бы стать фокус на Черноморской безопасности. Киев должен принимать участие, а также инициировать учения НАТО в этом регионе, в частности по тематике статьи 5 Североатлантического договора. В этом контексте важно наладить и интенсифицировать партнёрство с Грузией — участником ПУВ с 2014 года, а также черноморскими странами — членами военно-политической организации, прежде всего с Румынией», — пишет автор.

Несмотря на все задекларированные со стороны НАТО и правительства Украины преимущества, вклад конкретно ПУВ в усиление сотрудничества того или иного партнёра Альянса довольно часто сложно измерить и оценить. Это подтверждает и неоднозначный опыт пребывания в программе таких стран как Швеция, Финляндия, Грузия.

«Так, одно из потенциальных преимуществ ПУВ — представительство в структурах НАТО. И у Украины уже довольно давно есть возможность иметь своих представителей в руководящих структурах Альянса. В частности, и в штаб-квартире. Здесь, скорее, акцент надо делать на том, чтобы в обозримой перспективе иметь по крайней мере одного представителя Украины в международном секретариате НАТО, а не только в международном военном штабе», — добавила Гетьманчук.

Она также пишет, что опыт пребывания в Программе таких государств как Швеция, Финляндия и Грузия показывает, что, кроме желания участников активизировать «золотую карту», очень важно иметь высокий уровень доверия между Альянсом и страной-партнёром. В случае с Украиной это всегда было весьма проблематично.

«Такой уровень доверия, в частности, нужен, чтобы задействовать одно из важнейших преимуществ, которые интересовали Украину в контексте ПУВ — быстрый и углубленный обмен разведывательной информацией. Даже при том, что украинские профильные члены правительства в неофициальных разговорах утверждают: на самом деле нам больше всего нужна информация от одного конкретного члена НАТО — США. Что же касается других членов Альянса, то в некоторых случаях (в частности по ситуации на Донбассе) европейские партнёры запрашивают информацию у нас», — пишет эксперт.

Гетьманчук напоминает, что ПУВ является частью Инициативы взаимосовместимости, начатой Альянсом на Уэльском саммите в 2014 году.

«Приглашение Украины в ПУВ — это, в частности, и признание того, что наша страна уже достигла некоторого уровня взаимосовместимости, адаптируя нормативные документы, которые для удобства в Киеве называют стандартами НАТО. Украина по состоянию на прошлый год воплотила 16% стандартов НАТО (196 принятых нормативных документов). Это больше, чем некоторые другие партнёры и даже отдельные страны-члены (в частности Черногория). В этом году, по нашей информации, количество возросло до 231», — пишет она.

Эксперт подчеркивает, что хотя выполнение стандартов не является требованием Альянса, а, скорее, добровольным обязательством страны-партнёра, вряд ли замедленный темп их адаптации сыграет в плюс Украине во время просмотра ПУВ через три года. Достаточно сравнить количество принятых стандартов в первом полугодии 2019-го и 2020-го, чтобы иметь основания говорить о несколько тревожной тенденции в этом вопросе, которая не совсем коррелируется с заявленным фокусом новой власти на практическое измерение интеграции и в ЕС, и в НАТО вместо громкой политической риторики.

Подробнее о том, какая следующая «станция» будет после присоединения Украины к программе НАТО «Партнерство усиленных возможностей», читайте в статье Алены Гетьманчук «Евроатлантический трек» для ZN.UA.


Источник: “https://zn.ua/POLITICS/kozyrem-ukrainy-v-partnerstve-usilennykh-vozmozhnostej-nato-moh-by-statfokus-na-chernomorskoj-bezopasnosti-ekspert.html”